Фёдор Шелов-Коведяев: «Я бы не стал хоронить протестную активность»

admin 2 марта, 2012 04:39 ПП | Категория Новости | Нет комментариев

Фёдор Шелов-Коведяев: «Я бы не стал хоронить протестную активность»

Нынешняя власть слишком легкомысленно относится к тому, что против неё выступают обе столицы

«Свободная пресса» продолжает серию интервью с людьми, которые определяли политическую жизнь страны в 90-е годы. Своим мнением о нынешнем раскладе политических сил в стране и о том, чего нам ждать от предстоящих президентских выборов с читателями издания уже поделились политик и публицист Юрий Болдырев, руководитель администрации президента (1993 – 1996 гг.) Сергей Филатов, последний председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, первый руководитель Российского телевидения Олег Попцов, первый и единственный вице-президент России Александр Руцкой, экс-депутаты Государственной Думы Виктор Алкснис, Сергей Бабурин и Ирина Хакамада. Бывший полпред президента Сергей Цыпляев и экс-председатель «Свободной демократической партии России» Марина Салье, Сажи Умалатова, в прошлом – депутат Верховного Совета СССР, а в настоящее время председатель Общероссийского общественного Движения в поддержку политики президента РФ, член комитета Государственной Думы по Регламенту и организации работы ГД, член ПАСЕ Светлана Горячева, а также один из основателей легендарной телепрограммы «Взгляд», советский и российский журналист, политолог Владимир Мукусев, народный депутат России в 1990 – 1993 годах, известный юрист, адвокат по так называемому «делу КПСС» Юрий Слободкин.

Сегодня на наши вопросы отвечает бывший первый заместитель министра иностранных дел России (в 1991-1992 годах), руководитель исследований Российского общественно-политического центра Фёдор Шелов-Коведяев.

«СП»:- Есть, на ваш взгляд, вероятность того, что результаты президентских выборов будут скептически восприняты значительным числом россиян, как это произошло с выборами в Госдуму? И стоит ли ожидать в таком случае новых массовых протестов, вопреки прогнозам о спаде протестной активности?

– Да, вероятность того, что официальные результаты президентских выборов будут восприняты с недоверием, судя по частотности и настроениям протестных акций, представляется вполне реальной. Судя по всему, Путин может выиграть в первом туре с небольшим (в среднем по стране) превышением 50 %. Вопрос в том, удовлетворится ли он результатом, близким к итогам его первых выборов в 2000 году? Если – нет, то уже показатель в районе 60 % вызовет сомнения и новые волны недовольства.

«СП»: – Не секрет, что у большинства россиян отношение к либеральным политикам варьируется от настороженного до враждебного. Есть ли в принципе у либеральных и демократических сил шанс реабилитироваться в глазах большинства населения России?

– Я бы не стал говорить об однозначно негативном отношении наших граждан к либеральной идее. Политики и силы – совсем разные явления. Если считать либералами Немцова, Рыжкова и тому подобные фигуры (что не всегда соответствует действительности), то отношение к ним действительно негативно. Но это, как показали протесты, вовсе не значит, что силы (т.е. общественные слои), придерживающиеся либерального направления, нуждаются в некоей реабилитации. Наоборот, что касается личной – экономической и не только – свободы (а её, прежде всего, и отстаивают либералы), то все опросы показывают, что её сограждане в большинстве своём просто жаждут. Кроме того, либеральные и демократические силы – опять же разные понятия. Выступления последних месяцев показывают, что массовые демократические настроения самых разных направлений ещё как живы и бурно проявляются. Дело в самоорганизации, что требует времени.

«СП»: – Какую роль в политической жизни ближайших шести лет будет играть парламент, удельный вес оппозиции в котором усилился?

– Очень надеюсь, что он внесёт свой вклад в реабилитацию парламентаризма.

«СП»: – Разделяете вы точку зрения, что следующие парламентские выборы состоятся раньше 2017 года?

– Не исключено, но пока ответственно об этом сказать ничего нельзя.

«СП»: – Вы были первым заместителем министра иностранных дел Козырева. Многие считают то время сплошным и беспорядочным геополитическим отступлением России. В какой мере это объективно, а в какой связано с личностью бывшего министра?

– Отступление началось ещё при Горбачёве в силу отсутствия ресурса для поддержания прежнего статуса. Поэтому во многом мы были заложниками сложившейся ситуации. Временные отступления всегда неизбежны, и они неравнозначны поражению. Тем более, что и необратимых поражений, коли мы по-прежнему тут, тоже не бывает. Важно видеть перед собой ясную цель, к которой, пусть и с потерями, движешься. Главную нашу беду я вижу – и тогда и сейчас – в эксплуатировании левыми и некомпетентной частью политической элиты пораженческих настроений, которые подрывают здоровье нации. Что касается Андрея Козырева, то он был политиком поневоле – предыдущая карьера его к этому не готовила – поэтому ему не всегда хватало силы духа.

«СП»: – Почему так быстро покинули МИД?

– К концу 1992 года я был во многом слишком не согласен с политикой, которая проводилась в новом, да и в традиционном зарубежье. А поскольку я был и остаюсь именно политическим деятелем, а не карьерным дипломатом, то посчитал своим долгом уйти – как это принято в демократических странах. Кажется, я переоценил степень готовности политической системы к восприятию таких решений.

«СП»: – Многие решения Путина в последнее время свидетельствуют, вроде бы, о его стремлении возродить империю. По крайней мере в экономической области. Реально ли, на ваш взгляд, снова тесно привязать к России бывшие советские республики не только в экономическом, но и политическом отношении? Вообще, правильно ли ведёт себя Москва на постсоветском пространстве?

– Крайне желательно, чтобы те, кто говорит об империи, понимали, что это такое. Знание истории убеждает в том, что империя – это, прежде всего, ответственность за тех, кого к ней присоединяют. Я не вижу у нынешних властей и общества материальных возможностей и готовности нести ответственность за наших соседей. Если совсем просто – содержать их за свой счёт. А тогда какая империя? Говорить, правильно или нет мы ведем себя на постсоветском пространстве, было бы можно, если бы у нас была тут ясная стратегия. А её нет.

«СП»: – Как вы оцениваете деятельность России на международной арене сейчас? В частности, верна ли стратегия российской дипломатии по отношению к событиям на Ближнем Востоке?

– И на мировой арене в целом мы тоже действуем в дурном смысле слова реактивно, то есть опаздываем вслед событиям, а не формируем действительность.

Ближний Восток сейчас – это, прежде всего, Сирия. Здесь мы вместе, кстати, с Израилем задаём резонный вопрос – что будет со страной после Асада, если его режим рухнет? Это правда, что хорошо сформулированный вопрос – полдела. Плохо то, что в политике на него, в отличие от науки, нужен быстрый ответ. А его у нас, как и у остальных, нет. Пример Афганистана, Ирака, Ливии никого не вдохновляет, а что делать никто не знает. Мы тоже. Поэтому поддержка Асада, которому устоять будет очень трудно, в её нынешнем виде может обернуться и нашим полным поражением, если мы не найдём свою игру, где наше влияние и давление не позволит нас игнорировать в дальнейшем.

Неудивительно, что мы стали требовать допуска в зоны столкновений Красного Креста и представителей ООН – по гуманитарным вопросам и т.д. – наша диаспора в Сирии, состоящая, главным образом, из жён и детей в смешанных браках, достаточно велика. И в последнее время она всё чаще подвергается давлению и угрозам со стороны сил, борющихся с режимом. Забота о своих – это здорово, но мало.

Надо работать и с оппозицией, искать в ней тех, с кем можно договариваться и договориться, готовить гарантии ухода Асада по йеменскому сценарию, убеждая европейцев, американцев и арабских монархов, выдвигать лидеров, способных после его отставки обеспечить прекращение силового противостояния, управляемость страны, соблюдение прав различных религиозных и этнических групп, уважительное отношение, например, к алавитам ( религиозное направление, к которому принадлежит почти вся сирийская элита – ред.)

«СП»: – Можно ли говорить о расколе в российском обществе?

– Да, глубокий раскол. Путина поддерживают менее 50% от общего числа жителей, имеющих право голосовать (более пятидесяти процентов даёт поправка на реальную явку). К тому же власти слишком легкомысленно относятся к тому, что впервые с конца 1980-х годов основной кандидат в президенты не имеет поддержки столиц и креативного класса.

«СП»: – Партия «Правое дело» заявила о поддержке Путина, потому, что по мнению её членов, власть развивает экономику страны по либеральным рецептам. Вы согласны с этим утверждением?

– Конечно, нет. Никакой либеральной экономики в стране нет. Экономика сверхмонополизирована и сверхогосударствлена. Массовый средний и мелкий бизнес фактически вытоптан. Чем дальше от столиц, тем ситуация нагляднее.

«СП»: – Насколько, на ваш взгляд, адекватны ситуации предвыборные статьи Путина? В частности те, которые касаются экономики, социальной политики, отношений с нашими партнёрами по СНГ? Стоит ли ждать, что заявленные тезисы будут воплощены в жизнь уже в ближайшее время?

– Статьи слишком пространны и мало конкретны. Что касается социальных обещаний, то Путин их надавал уже на многие триллионы рублей. Не представляю, как всё это может быть выполнено.

Из досье «СП»

Фёдор Вадимович Шелов-Коведяев

В 1990—1993 — народный депутат России (от Сокольнического территориального округа Москвы).

В 1990—1991 и в 1993 — председатель подкомитета в Комитете Верховного совета России по межреспубликанским отношениям, региональной политике и сотрудничеству. Член Конституционной комиссии.

В 1993—1995 — заместитель председателя комиссии законодательных предположений при президенте Российской Федерации.

В октябре 1991 — ноябре 1992 — первый заместитель министра иностранных дел России, курировал отношения с государствами СНГ, международные организации, переговоры с НАТО и ЕС. Подал в отставку из-за несогласия с изменением внешнеполитческого курса страны.

В 1993 и 1995 баллотировался в состав Государственной думы России по Центральному избирательному округу Москвы. Был членом политсовета партии «Демократический выбор России» (ДВР).

Фото: ИТАР-ТАСС

svpressa.ru

Добавить комментарий

XHTML: Теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>