Как может отразиться Евромайдан на наших кошельках?

admin 5 Дек, 2013 02:18 ПП | Категория Политика | Нет комментариев

Свой выбор между западным и восточным вектором Украина делает сегодня на Майдане Незалежности и площадях всех крупных городов страны. Эксперты сравнили выгоды от двух торговых соглашений – с ЕС и с Россией.

Свой выбор между западным и восточным вектором Украина делает сегодня на Майдане Незалежности и площадях всех крупных городов страны. Эксперты сравнили выгоды от двух торговых соглашений – с ЕС и с Россией.

Василий Горбаль, член Совета Национального банка Украины:

Ситуация развивается непрогнозируемо. Допускаю, что люди, услышав прогнозы и сравнения ситуации в Украине с Египтом и Ливией, могут очень по-разному реагировать эмоционально. В эти дни возможен ажиотаж. И политика НБУ должна состоять в гашении ажиотажа. Надеюсь, введение моратория на снятие вкладов не потребуется. Возвращаясь к событиям 2004 года. Тогда многие политики провоцировали блокирование определенных банковских учреждений. Многие мои коллеги занимались провокациями, это было поведение безответственных людей. Тогда совет НБУ собирался несколько раз в неделю, и решение о моратории было коллективным. Но тогда, повторюсь, политики и на Майдане, и в другом лагере выступали с призывами что-то делать с банками. Пока что таких призывов нет. Очень надеюсь, до них не дойдет. Хочется верить, что и власть, и оппозиция заинтересованы в стабилизации ситуации. Бюджетная ситуация в стране не та, чтобы допустить срыв экономики и затягивание революции на длительное время.

Александр Морозов, главный экономист HSBC:

Политические события на Украине приняли неожиданный характер и переросли в политический кризис. Пропрезидентская партия теряет своих депутатов и лояльных чиновников, а следовательно, и преимущество, которое лежит в основе шаткого политического лидерства в стране. Президент и правительство рискуют потерять контроль над ситуацией, мы ожидаем важных политических изменений в скором времени. Как и любой политический кризис, нынешний коллапс на Украине несет в себе много неопределенности и это увеличивает суверенные кредитные риски. На данный момент, мы продолжаем думать, что у власти есть ресурсы для обслуживания своих долговых обязательств. Тем не менее, если политический кризис не будет разрешен в ближайшее время, это повлечет за собой непредсказуемые последствия для государственных финансов страны.

Профессор РЭШ Наталья Волчкова:

Это, главным образом, политическая затея. Для России экономической выгоды от единого пространства мало — рынки сбыта стран, входящих в него, малы по сравнению с российским, и Россия достаточно хорошо на них представлена. Обычно интеграция приводит также и к взаимному росту прямых инвестиций между странами-участницами. Вряд ли стоит России рассчитывать на то, что с ними придут и новые технологии. Проблемы такого пространства также лежат в плоскости политики, пишут Комментарии. В ответ за реализацию амбиций российского руководства надо будет платить экономическими уступками другим странам — участницам ЕЭП.

Лусио Винхаса де Сауза, главный экономист сектора инвестиционных услуг агентства Moody´s:

Создание Таможенного союза негативно повлияет на ВВП стран-участниц.

Игорь Бураковский, экономический эксперт:

Во-первых, успех Таможенного союза как экономического проекта далеко не так очевиден, как этого хотелось бы его искренним и неискренним сторонникам.

Во-вторых, существуют убедительные экономические доказательства того, что более глубокая интеграция с ЕС имеет значительно больший позитивный потенциал для Украины, чем членство в Таможенном союзе.

У нас было намного больше шансов возобновить сотрудничество с Международным валютным фондом, если бы мы имели Соглашение об ассоциации. Потому что оно во многом закладывало те параметры, о которых мы постоянно говорили с Международным валютным фондом. Хотя деньги не пришли бы автоматически.

Когда кто-то говорит, что российские деньги проще, чем деньги МВФ. Деньги Фонда полезны, потому что они заставляют страну что-то делать, во всяком случае, формально заставляют страну подписаться под намерениями что-то изменить. Российские деньги (на примере той же Белоруссии) – это деньги, которые являются инструментов экономической экспансии.

Чем дольше Украина будет откладывать с подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, тем сильнее будет давление на нашу страну со стороны России.

Сергей Яременко, экс-заместитель главы Национального банка Украины:

На экономику влияет не революция, а эмоции людей, особенно в таких странах, как Украина, где все зависит от какого-то чиновника, который сегодня работает, а завтра его может не быть. А это повлияет на тот или иной инвестиционный проект.

Например, для действующего производства производственный цикл нарушается только какими-то отрывами сотрудников. Эффективность управления падает, ничего хорошего в этом нет. Бюджет на 2014 год так и не принят, итоги 2013 года не подведены.

Прогнозы об инвестициях вследствие позитивного восприятия украинской революции в мире я воспринимаю критически. Внутренние инвестиции – это мантра, которая никогда не сработает, а внешние инвестиции определяются другими событиями, и ожидать наплыва инвестиций в Украину после революции как минимум наивно.

Александр Савченко, ректор Международного института бизнеса, экс-заместитель главы правления НБУ:

С макроэкономической стороны ситуация пока что напряженная, но не критическая. Эта ситуация может ухудшиться, если поведение власти и оппозиции будет неадекватным.
Если говорить об аналогии с 2004 годом и введении моратория по банковской системе для стабилизации, то в данный момент я не вижу предпосылок для введения таких мер НБУ. В отношении плавающего курса, на котором настаивает МВФ, скажу следующее – я выступаю за плавающий курс уже 22 года. Но плавающий курс вводится в условиях, когда экономическая и политическая ситуация стабильна.

Допустим, в понедельник я бы не рекомендовал вводить плавающий курс, и пока что нужно поддерживать существующую стабильность в банковской системе – чтобы вывести за скобки революцию, промышленность и банковскую сферу, чтобы не было никаких неразумных акций относительно деятельности НБУ и крупных предприятий. Главное, чтобы финансы и крупные предприятия были в стороне от революции. Если это будет достигнуто – политическая ситуация никак не отразится на курсе. Посмотрите на Испанию – там тоже были протесты, но банковскую систему они не затронули.

Нужно, чтобы не только руки, но и языки держались в стороне от промышленности и банковской системы. Тогда меры по ограничению не потребуются. Я не так давно вернулся из Лондона, где общался с представителями крупных инвестиционных банков, в том числе инвестирующими в наши евробонды. Для инвесторов нужна так называемая динамическая стабильность – когда страна идет по четко выбранному курсу и ситуация прогнозируемая.

Я допускаю, что через неделю прогнозируемость курса Украины на евроинтеграцию может быть зафиксирована, и президент может более конкретно сказать, когда и где возобновятся переговоры об евроинтеграции. Договориться обо всем можно за 2-3 месяца, и тогда инвесторы поверят для начала в движение страны в правильном направлении. О реальной же стабильности можно будет говорить только после выборов президента.

В этих условиях экономической системой должны управлять профессионалы. На месте президента я бы сформировал «техническое правительство», незаангажированное в политических процессах. На такое правительство можно возложить ответственность за экономический курс на евроинтеграцию. Это лучшее решение, которое может быть, и тогда инвесторы не будут шарахаться.

Вкусный кучерявый пирог

Добавить комментарий

XHTML: Теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>