МИД ПМР: “Республику Молдова” исторически и политически оправданно именовать “центрально-бессарабским регионом”

admin 29 июля, 2011 03:00 ПП | Категория Новости | Нет комментариев

МИД ПМР: “Республику Молдова” исторически и политически оправданно именовать “центрально-бессарабским регионом”

Министерство иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики выступило 29 июля с заявлением относительно распространенного 22 июля Министерством иностранных дел и европейской интеграции Молдавии комментария, касающегося внешнеэкономической деятельности Приднестровской Молдавской Республики. ИА REGNUM приводит текст документа полностью:

“В Приднестровской Молдавской Республике внимательно ознакомились с оценками Министерства иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова, касающимися внешнеэкономической деятельности Приднестровья и отдельных экономических агентов Приднестровской Молдавской Республики.

В Кишиневе, по-видимому, склонны к символизму, поэтому для обнародования соответствующего комментария МИДЕИ выбрали именно 22 июля – 6-ю годовщину принятия “статусного” закона РМ, предопределяющего статус “приднестровского региона” ( 22 июля 2005 года парламент Молдавии в одностороннем порядке принял закон “Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья”. Закон устанавливает статус Приднестровья как “особого автономно-территориального образования, являющегося неотъемлемой составной частью Республики Молдова”, которое “в пределах полномочий, определенных Конституцией и законами Республики Молдова, решает вопросы, отнесенные к его ведению” – прим. ИА REGNUM ) и блокирующего тем самым, по сути, любые равноправные переговоры по молдо-приднестровскому урегулированию.

Правящему в Молдавии Альянсу, вероятно, очень хочется показать преемственность политики Республики Молдова в отношении Приднестровской Молдавской Республики, безотносительно к тому, кто находится у власти – националисты, коммунисты или “демократы”. Примечательно, что “АЕИ-2″ так старательно борется с “коммунистическим наследием” в сфере внутренней политики, но при этом с упорством, достойным лучшего применения, стремится сохранить те же принципы и подходы к нормализации отношений с Приднестровьем, что и его “коммунистические предшественники”.

Вынуждены обратить внимание на ряд принципиальных моментов, которые содержатся в комментариях МИДЕИ РМ и которые направлены исключительно на то, чтобы дезориентировать международную общественность.

Во-первых, легитимная внешнеэкономическая деятельность на границе Украины и Приднестровской Молдавской Республики началась не в 2006 году, а с распадом Советского Союза и изменением статуса границ. С 1991 года перемещение товаров через государственную границу между Украиной и Приднестровьем стало подчиняться как нормам международного торгового права, так и внутреннему законодательству сопредельных государств. Естественно, с учетом неурегулированности отношений между Республикой Молдова и Приднестровской Молдавской Республикой возникали спорные вопросы, которые решались путем подписания соответствующих межгосударственных соглашений, включая Московский Меморандум 1997 года, соглашения в таможенной сфере и другие документы.

Вполне логично, впрочем, что в Кишиневе предпочитают не вспоминать ни о Меморандуме, ни о других документах, поскольку в таком случае пришлось бы отвечать на неудобные вопросы о том, как молдавская сторона их выполняет, а это, в свою очередь, поставило бы под сомнение законность членства Республики Молдова в различных международных организациях, в первую очередь ВТО, где принято выполнять свои обязательства.

Молдавская сторона пытается представить ситуацию так, словно легитимная торговля Приднестровья с внешним миром началась с 2006 года, хотя, по сути, с 2006 года полноценная внешнеэкономическая деятельность Приднестровья, оговоренная ранее международными соглашениями, была прекращена.

Во-вторых, представители МИДЕИ настолько запутались в приводимых ими “аргументах”, что противоречат сами себе. Так, в одном из пассажей утверждается, что введенный в 2006 году таможенный режим предусматривал “механизм возмещения взимаемых налогов”, а в другом говорится, что “экономические агенты приднестровского региона освобождены от каких-либо выплат в национальный бюджет РМ”. Призываем коллег из МИД Молдавии окончательно определиться и понять ситуацию хотя бы для себя. Для приднестровских предприятий ситуация предельно проста и понятна: они вынуждены платить не только за таможенное оформление, но и нести значительные косвенные расходы, связанные с нелегитимными требованиями молдавской стороны относительно условий транспортировки грузов, а также платить налоги и иные обязательные платежи в бюджет РМ, причем для их “возмещения” затем создается масса препятствий, о чем неоднократно ставились в известность наши посредники и гаранты.

Для справки напомним МИДЕИ РМ о содержании совместного заявления Еханурова и Тарлева от 30 декабря 2005 года, согласно которому молдавская сторона обязалась вообще не взимать никаких налогов или иных обязательных платежей с приднестровских предприятий. Впрочем, “последовательность” Кишинева на том этапе проявилась с привычной для молдавской стороны быстротой: за период с 30 декабря 2005 года до 3 марта 2006 года власти Молдавии успели так поменять один из своих внутренних документов, на который присутствовала ссылка в заявлении премьеров Украины и Молдавии, что если бы тогдашние украинские власти были более внимательны к своим национальным интересам и менее чувствительны к указаниям извне, то этот таможенный режим вряд ли когда-либо был реализован.

В-третьих, уже привычной стала подмена молдавской стороной понятий “международные правила” и “национальное законодательство”. Не вызывает сомнений, что именно попытки навязать свою юрисдикцию, заставить работать по своим односторонним правилам, а не стремление искать компромисс, стали отправной точкой для блокадных мер, навязанных Приднестровью Молдавией в 2006 году. Односторонние псевдоправовые решения всегда были составной частью политики Республики Молдова в отношении Приднестровской Молдавской Республики во всех сферах, пример чему – упоминавшийся выше закон РМ 2005 года.

В Приднестровской Молдавской Республике умеют работать по международным правилам и стандартам и готовы это подтверждать. Но только не в той ситуации, когда “судьёй” выступает необъективно настроенная, предвзятая сторона конфликта, а не действительно компетентные субъекты, способные дать реальную оценку ситуации и степени соответствия приднестровских экономических агентов европейским требованиям.

В-четвертых, балансируя на грани цинизма и лицемерия, молдавская сторона пытается привести примеры “облегчения жизни” для приднестровских предприятий. Особенно “убедительным” выглядит “аргумент” об “упрощении процедуры регистрации предприятий”. Для справки: приднестровские предприятия, как и любые юридические лица, считаются созданными с момента регистрации в соответствующих органах Приднестровской Молдавской Республики. Согласно Протоколу о взаимном признании документов, подписанному президентами Молдавии и Приднестровья 16 мая 2001 года, регистрационные свидетельства взаимно признаются сторонами. Однако вместо этого в Кишиневе вводят двойную процедуру регистрации и считают это большим шагом вперед.

При этом в МИДЕИ забывают о “нюансах”: т.н. “упрощенная регистрация” не дает возможностей для получения лицензий в РМ, не дает возможностей для эффективной, в т.ч. судебной, защиты своих прав предприятиями и т.п.

В-пятых, не может не вызвать недоумения замечание властей Молдавии о необходимости использования некоей “общепринятой терминологии в отношении представителей администрации приднестровского региона”. Что это за “терминология”, в МИДЕИ РМ не разъясняют. Скорее всего, в Кишиневе вновь пытаются выдать собственные подходы за “общепринятые” и международные.

Предлагаем представителям Республики Молдова руководствоваться принципами политического реализма и признать, что “общепринятые” подходы в каждом государстве свои. К примеру, в экспертных и общественных кругах Приднестровья есть вполне исторически и политически оправданный подход к именованию нынешней Республики Молдова в ее фактических границах как “центрально-бессарабский регион”, но никто не пытается навязать эту терминологию другим международным партнерам.

Кроме того, еще раз подчеркиваем: “приднестровский регион”, “приднестровский регион Республики Молдова” – это, в лучшем случае, Сорокский, Резинский и другие районы Республики Молдова, где действует юрисдикция данного государства. Если официальный Кишинев ведет с этим регионом какие-то особые переговоры – это его суверенное право, решаемое в соответствии с законодательством РМ. В худшем случае – это опасная иллюзия, попытки реализовать которую приднестровцы ценой больших потерь отразили в 1992 году.

Вынуждены также обратить внимание на то, что отдельные оптимистичные оценки по поводу того, что введенный в 2006 году режим с течением времени изменился в лучшую сторону, не соответствуют действительности. Напротив, санкции против Приднестровья за прошедший период времени только усиливались, в том числе и при поддержке или с молчаливого согласия наших международных партнеров, поэтому данная тематика не может и не будет сведена к т.н. “мерам доверия”.

Сложившаяся ситуация, включая ущербные режимы внешнеэкономической деятельности для Приднестровской Молдавской Республики, является прямым нарушением ранее подписанных соглашений, включая Московский Меморандум 1997 года, и в связи с этим требует непосредственного и активного вовлечения в нормализацию данной ситуации всех подписантов этих документов, в первую очередь Российской Федерации и Украины как государств-гарантов.

Убеждены, что игнорирование реальной ситуации вокруг внешнеэкономической деятельности Приднестровской Молдавской Республики может сказаться на перспективах реализации целей и задач, стоящих перед всеми участниками приостановленного московского раунда неофициальных консультаций в формате “5+2″.

РИА НовостиПевец, обошедший Пугачеву по популярности. ФотоРоссийские звезды, которым популярность не приносит больших денег.…Бревно начало грести и глазки показывать: в Сибири поймали крокодила

Справка ИА REGNUM: Результатом введенных 3 марта 2006 года Молдавией и Украиной при поддержке Европейского союза и действующих до сих пор правил прохождения грузов через молдавско-украинскую границу стала экономическая и железнодорожная блокада Приднестровской Молдавской Республики. По итогам состоявшихся 24 августа и 1 октября 2010 года на стадионе “Шериф” неформальных встреч молдавского премьера Владимира Филата и президента ПМР Игоря Смирнова стороны достигли ряда договоренностей, в частности, по частичному снятию введенной в период нахождения у власти в Молдавии коммунистов железнодорожной блокады Приднестровья и восстановлению прерванной так же в период правления Владимира Воронина телефонной связи между берегами Днестра. Однако молдавская сторона так и не выполнила взятые на себя обязательства, и, кроме возобновления движения пассажирского дизель-поезда Кишинев-Одесса через территорию ПМР, заявленные меры до сих пор так и не вступили в силу. 8 июля 2011 года Смирнов и Филат провели очередную неформальную встречу на Тираспольском стадионе “Шериф”, где снова обсудили вопросы связанные с возобновлением грузовых железнодорожных перевозок и восстановлением телефонной связи между Приднестровьем и Республикой Молдова. Отмена блокадных мер, принятых в нарушение достигнутых ранее договоренностей, а также соблюдение юридического равноправия сторон конфликта в переговорном процессе, что тоже закреплено в подписанных сторонами и посредниками документах по урегулированию конфликта, – главные условия возобновления прерванных в 2006 году Кишиневом официальных переговоров в формате “5+2″ (Молдавия, Приднестровье – стороны конфликта, Россия, Украина – страны-гаранты, ОБСЕ – посредник, Евросоюз и США – наблюдатели), выдвинутых ПМР .

regnum.ru

Добавить комментарий

XHTML: Теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>