«У человека наступает возраст, когда величина бриллианта, яхты и Bentley значения не имеет»

admin 10 Дек, 2012 10:14 ПП | Категория Новости | Нет комментариев

Беспартийный ЕВГЕНИЙ УРЛАШОВ, чей успех на выборах мэра Ярославля в апреле этого года многие назвали сенсационным, в интервью корреспонденту РБК daily ЮЛИИ ЯКОВЛЕВОЙ рассказал о противостоянии с руководством региона и победах над местным бизнесом, который теперь готов вкладывать средства в развитие городских парков и уборку улиц от снега. Разговор начался с яркого примера противодей­ствия «тлетворной» власти, вынудившего г-на Урлашова обратиться к Владимиру Путину.

— Одна из самых острых ваших, как неединоросса, проблем на сегодня — бодание с администрацией Ярославской области?

— Это тема болезненная, потому что губернатор (Сергей Ястребов. — РБК daily) выделил дотации на повышение зарплат бюджетникам — всем муниципальным образованиям Яро­славской области, как и положено, исполнив указ президента №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики». Всем, кроме Ярославля. Администрация ссылается на то, что Ярославль — единственный город-донор, а все остальные — дотационные. На основании этого они считают, что мы имеем возможность за счет собственных доходов по­крыть затраты на повышение зар­плат. В справке имеется недву­смысленный намек: «По крайней мере на протяжении последних лет у мэрии города не возникало сложностей с решением подобных задач». Нас их умозаключения не интересуют, нас интересует исполнение указа. Позиция у меня железобетонная: юридических оснований не выполнять указ президента губернатор не имел.

— Там также говорится, что вы не заявили о том, что город нуждается в данных компенсациях…

— Да, но я внес поправку в закон о бюджете, которая предполагала заложение ассигнований для Яро­славля, когда он еще принимался в первом чтении. Вот это и есть юридическая работа. А не то, что кто-то с кем-то в кулуарах договорился, как было раньше! Если вы не хотите исполнять указ президента, напишите заявление об отставке.

— Можно ли в данном случае сказать, что это проявление «классовой ненависти» к вам, как к непартийному мэру?

— Я считаю, что это дух реваншизма: они никак не могут смириться, что человек не из их команды, не представитель «Единой России», не представитель банков и олигархов избрался, а какой-то для них выскочка. Но народ воспринимает ситуацию иначе. Я готовился к выборам серьезно и не сомневался, что выиграю, при такой гигант­ской поддержке населения (г-н Урлашов набрал во втором туре голосования 69,7% голосов. — РБК daily).

У меня есть серьезные основания считать, что все это делается специально для того, чтобы по­ставить город на колени и вынудить меня продать «Водоканал». Это заветная мечта губернатора. Еще будучи первым замом мэра (с сентября 2011 по апрель 2012 года Сергей Ястребов был первым заммэра по вопросам градостроительства и социально-экономического развития города. — РБК daily), он сам в течение нескольких лет пытался продать акции «Водоканала». Но это стратегический объект, и красной линией в моей предвыборной кампании проходило сохранение его для Ярославля. Я и сейчас говорю то же самое.

— Как у вас складывались отношения с командой бывшего мэра?

— Давайте говорить откровенно: если бы не итоги выборов мэра, Ястребов бы не стал губернатором. Была проведена целая операция, чтобы город достался олигарху, члену ЕР, представителю старой команды мэрии. Ради этого убрали первого заммэра — отправили господина Ястребова работать в область, где он стал замгубернатора, а мой соперник (единоросс Яков Якушев. — РБК daily) стал первым замом мэра для того, чтобы у людей появилось ощущение, что за них все уже решено. Но когда я выиграл выборы, Ястребова назначили губернатором. После этого он забрал всю старую команду к себе — дух уходящих перспектив и рухнувших надежд перешел из города в область. И теперь он царит там. Тлетворный. Болезненный.

— Хорошо, тогда расскажите, как вы формировали собственную команду? Довольны ли результатом?

— Когда я планировал избираться мэром, уже знал, кого я позову заниматься финансами, экономикой. Далее я поступил по американской системе: пригласил старую команду, всех поблагодарил и сказал им «до свидания». Обновил структуру теми, кому я верю, кто является профессионалом. У нас сильный командный дух. У нас нет никакого нормированного рабочего дня. К примеру, сегодня ночью мы не спали. Это стандартная ситуация, когда мы приезжаем в Москву.

— Сегодня можно говорить о моде на коррупционные расследования в отношении чиновников самого высокого ранга. Похоже, эта тенденция распространится и на регионы. Как вы боретесь с коррупцией в городе?

— Когда 11 апреля, в первый рабочий день, я пришел в кабинет и начал погружаться в во­просы, я увидел, насколько же гигантская коррупция была в мэрии! Вот пример. Недавно у нас, как и в Москве, прошел сильный снег. Убирать улицы должно городское предприятие «Спецавтохозяйство», но оно разорено до предела. Кредитор­ская задолженность предприятия — 139,7 млн руб. Плюс техника была закуплена в лизинг — еще 154 млн. Лизинговые платежи банкам не платились, даже зарплата не выплачивалась, не было денег на ГСМ… и банки забрали технику. Но мы не сдались, пытаемся спасти предприятие и одновременно еще и город убираем — сами, и поверьте, не хуже, чем в Москве. А у вас даже у Кремля снег лежит (показывает фото на своем смартфоне).

— Так, может, поделитесь своим успехом и дадите совет нашему мэру?

— Я бы не сказал, что у нас большой прорыв, мы работаем на тройку. За помощью мы обращаемся к частным лицам. У нас доверительные отношения. Все делается безвозмездно (с гордостью демонстрирует внушительный список местных предпринимателей, которые предоставляли заправленную ГСМ технику с водителями). Такая же ситуация с дорогами. Пришел — увидел, что там долгов больше чем на 200 млн. И это тоже городское предприятие. Все это экономика. А за экономику у нас кто отвечал? Тот самый Ястребов, который стал губернатором.

Что касается коррупции. Мы провели аудит наших муниципальных фирм и данные этих проверок направили в прокуратуру. Возбуждено пока одно уголовное дело, остальные нам возвращают, как мне кажется, под предлогом не будоражить ситуацию. Мол, новый мэр, давай не будем ворошить прошлое.

— Вы входите в граждан­ский комитет партии Михаила Прохорова «Гражданская платформа». Расскажите о сотрудничестве.

— Я отвечаю за органы местного самоуправления. Моя позиция такова: чем больше налогов будет оставаться в городах, поселках и селах, тем быстрее разовьется Россия, от Калинин­града до Камчатки. «Гражданская платформа», кстати, позиционирует себя как партия городов.

Чем быстрее будет изменено бюджетное законодательство, тем раньше люди увидят перспективу. Если хотите, чтобы мы все делали сами, обеспечьте деньгами. Это касается больниц, школ; в Ярославле до сих пор три школы топят углем. Я, напомню, недавно заступил на должность, но мы уже сделали определенный прорыв, это касается дорог, парков. Мы разрешили любые митинги и шествия — люди сразу перестали на них ходить. Открыли бесплатные юридические службы, закупили новые троллейбусы… Система работает.

— В продолжение разговора о «прорыве»: на днях вы объявили о создании Института развития стратегических инициатив. Какую цель вы преследу­ете при этом?

— Есть книги, которые я считаю настольными: «Креативный город» Чарльза Лэндри и «Креативный класс» Ричарда Флориды. Я согласен с ними, что на сто человек должно быть по одному лидеру. Чем больше креативных идей будет практиковаться в городе в течение года, тем лучшее будущее ожидает этот город. Как один из вариантов, мы хотим провести такую идею, как создание сильного спортивного ядра вокруг школ, причем по образцу, которого даже нет в Москве. Аналог мы нашли лишь в пансионате РЖД.

Имеются планы строительства самого большого колеса обозрения, многое, даже внеш­ний вид ларьков и остановочных комплексов в Ярославле, будет отличаться от всех городов мира. Мы уже провели диалог с Артемием Лебедевым и Юрием Григоряном (директор образовательной программы института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». — РБК daily). Сейчас они работают над проектами зеленых зон, парков и аллей, причем не за счет привлечения бюджетных средств, они работают с меценатами. Институт уже восстановил Власьевский сквер, и тоже понадобилось небольшое количество бюджетных средств, остальное — деньги меценатов.

— Чем вы их заинтересовываете?

— Не знаю (улыбается). Я их прошу. Я им объясняю, что у человека наступает возраст, когда величина бриллианта, яхты и Bentley значения не имеет. Даже не имеет значения количество детей и красавица у тебя жена или нет. Человек хочет запечатлеть себя в памяти потомков в добрых делах.

— В завершение — несколько философский вопрос. Что дает работа мэром и что отнимает?

— Отняла время общения с близкими, с дочкой, отняла возможность расслабиться и побыть в тишине целый день, я не могу уйти в отпуск или прочитать книгу. Но я спокойно к этому отношусь, потому что работа дала мне радость. Я, как автор, в команде с соавторами могу нарисовать новую картину под названием «Ярославль». Это необычайно интересная работа, мне нравится ожидание перемен к лучшему, потому что мы их прогнозируем.

Добавить комментарий

XHTML: Теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>