«Власть потеряла девственность, не приходя в сознание»

admin 23 Дек, 2011 03:05 ДП | Категория Новости | Нет комментариев

«Власть потеряла девственность, не приходя в сознание»

На вопросы наших читателей отвечает Президент Фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров

Разговор с Георгием Сатаровым мы начали с обсуждения президентского послания Федеральному собранию, которое закончилось за час до нашей встречи.

– Это было прощальное послание, и мне было интересно, как он будет прощаться. Я не знаю, с какой страной он прощался: с моей точки зрения, это была явно не Россия. Например, как совместить те «замечательные» цифры об увеличении числа рождающихся детей и об увеличении среднего возраста доживания с данными переписи, которые были оглашены вчера, то есть 21 декабря, и где зафиксированы сокращение на 2 миллиона с учетом мигрантов в России. Вообще, когда дело доходит до цифр, я вспоминаю апрельское заявление Генерального прокурора Российской Федерации, публично сказавшего, что ими выявлены злостные нарушения статистической отчетности в 80 регионах страны.

Я не могу верить реляциям президента, когда он начинает свое послание с громогласного заявления о торжестве права в России, о том, что у нас выявляется, наказывается и т.д. Видимо, поэтому, когда говорят о нарушениях на выборах, это ему не очень понятно. Сразу после этого, все, что говорится потом, обрастает коркой недоверия. Ладно, если бы дело шло только о личных впечатлениях, недоверии. Но есть данные международной статистики, по которым Россия по огромному числу позиций, связанных с жизнью граждан, самоубийствами, потреблением алкоголя, со скоростью прироста ВИЧ-инфицированных занимает первое место в мире. Об этом президент не сказал ни слова, так же, как и о том, что к этому привело. Поэтому все это воспринимается смешно.

Абсолютно смешно, когда президент предлагает некие нормативные изменения в политической системе. Ведь проблема не в том, что у нас плохие законы – это само собой. В сфере политической конкуренции они просто омерзительные. Проблема в гигантском разрыве между нормами и их исполнением. Если взять последние выборы, дело тут было не в том, что они шли по законам, противоречащим всем международным нормам. А в том, что эти законы не исполнялись, в том, что вышвыривали в массовом порядке наблюдателей с избирательных участков. В массовом порядке переписывали протоколы. Это – только часть нарушений.

«СП»: – Но президент говорит о провокаторах, ему все это видится под определенным углом.

– Поэтому я говорю, что Медведев – президент другой, неизвестно какой страны.

«СП»: – Получается, что наша власть в своих решениях не опирается на объективную информацию?

– Они живут, не чуя под собой страны. И не потому, что у них нос забит. А потому, что голова занята другим. Как мне печально сказал один из включенных в кремлевский круг, проблема не в том, что они ничего не могут, а в том, что они ничего не хотят. Он имел в виду публичный интерес, связанный с интересами страны, россиян. Это, конечно, трагедия. Тем не менее, те симулякры изменения политической системы, предложенные сегодня президентом, это естественная реакция на общественное возмущение. С одной стороны, он публично говорит о том, что они ничего не будут предпринимать, подвергаясь давлению, а с другой – имитируют некий ответ. При этом ни слова не говорится о том, что абсолютно несущественно, каковы у нас законы в сфере политической конкуренции пока подсчет голосов ведется таким образом. И не только подсчет голосов. Ведь искажение политической конкуренции начинается с контроля администрации президента над федеральными каналами, когда там слышна только официальная точка зрения. Было бы нестрашно, что она официальная. Страшно, что она не имеет никакого отношения к происходящему в стране. Это мы увидели во время исполнения ритуала послания.

«СП»: – Сегодня президент неожиданно заявил, что надо переходить к выборам губернаторов, хотя в мае он говорил, что такое возможно лет через 15-20… Сказанное – под влиянием Болотной?

– Думаю, да. А еще под влиянием того, что на самом деле, они знают реальный уровень поддержки «Единой России» и себя любимых. Они паникуют. Другое дело в деталях, которые огласил Путин: да, мы дадим вам выбирать, но из тех, кому будет разрешено вам выбирать. Такой фильтр существует и при выборах в Государственную Думу. Президент ни слова не сказал о том, что изменит данную ситуацию.

«СП»: – Президент предложил вернуться к идее общественного телевидения. Оно у нас вообще было до 2002 года…

– У нас было одно название – общественное телевидение. Реально же обществом оно не контролировалось. Тут речь идет об идее, которую протаптывали президенту очень многие. Последним был Михаил Федотов. Был и Яковенко, бывший генеральный секретарь Союза журналистов. Идея абсолютно правильная, реализуемая. Но – очень долго. А все это время будет продолжаться информационная монополия, одурачивание народа. Задача – протянуть 6 лет. А там, может, все и забудут о нем. Ничего не сказано про цензуру, омерзительное ТВ, о котором кричит не только оппозиция, но и свои, кремлевские.

«СП»: – У вас сложилось мнение о Медведеве – большем либерале, чем Путин? Что Медведев в преобразованиях мог бы пойти дальше Путина?

– У меня, в отличие от многих, не было обольщения на сей счет. Система, которая сейчас у нас работает, это система антиотбора. Каждый последующий не может быть лучше предыдущего, потому что это не устраивает предыдущего. Каждый выбирает более слабого: сильный ему опасен. Если бы Медведев сам назначал бы себе преемника, и это был бы не Владимир Владимирович, то я не знаю, кто бы там был вообще.

«СП»: – А система эта выстроена Путиным? Ведь по логике получается, что Ельцин выбрал преемником себе более сильного человека?

– Бесспорно, есть качество, в котором он сильнее Ельцина. Путин – моложе, у него нет дурных привычек. К тому же Путин – прекрасный, профессиональный вербовщик, может говорить людям то, что им нравится. Так что Путин – ошибка Ельцина. Я слышал от Бориса Николаевича некие слова разочарования. Тем не менее, эта система стартовала от Ельцина. Есть прекрасное высказывание: «Выборы не приводят к улучшению породы политиков». Так во всем мире.

«СП»: – Возвращаясь к посланию президента. У вас не сложилось впечатление о Медведеве как «хромой утке»?

– Он говорил бодро… Приходится преодолевать свою природу, чтобы наполнять энергией сказанное. Совершать над собой некое насилие. Но все-таки за 4 года он научился как можно меньше демонстрировать это насилие над собой. Только опытный взгляд психолога может обнаружить что-то неестественное. А так все выглядело прилично: смущало только содержание

«СП»: – Наша читательница Нора интересуется: является ли Прохоров реальным конкурентом Путину? Или же это предвыборный розыгрыш?

– Прохоров не может являться конкурентом Путину, потому что отсутствует сама конкуренция. Бессмысленно задавать вопрос, кто выиграет баскетбольный матч один на один Путин- Прохоров потому, что этот матч не состоится.

«СП»: – Но ведь можно допустить, что кто-то из вредности, даже не испытывая любви к олигарху, всё равно проголосует против Путина.

– Бесспорно, конкуренция идёт за предмет института выборов, общественное мнение, обсуждения, интерес зрителей, слушателей, но внутри этого квазиинститута выборов всё преломляется через телевидение и т.д.

«СП»: – Сами на выборы президента пойдёте?

– Пойду, хочу взять открепительный талон и пойти на тот участок, который мне интересен, наблюдателем. Там же проголосую и понаблюдаю. За кого – пока не решил.

«СП»: – На митинги ходите?

– Был на Болотной площади, в толпе, на трибуне я не люблю. Люди произвели нормальное впечатление, у них нормальная установка, что если власть нам хамит, не хочет учитывать наши голоса и оскорбляет нас этим, мы должны им показать, что они всё-таки зависят от нас.

«СП»: – Там были лозунги «Путин, уходи!». Ну, допустим, Путин послушался и ушёл. И с кем мы останемся?

– Там ещё был лозунг «Новый год без Путина!». Чем заменим? Извините, ничем. Конституцией. Вопрос о лидере возникает при монархиях, диктаторах, а правовое государство зависит от институтов, заданных конституцией. В демократическом государстве главное – не КОГО выберут, а КАК. Когда этот выбор – голоса граждан и он не предопределён заранее.

«СП»: – Вопрос от читателя Владимира Владимировича (или он так шутит): Сегодня вы критикуете нынешнюю власть за фальсификации на выборах. Но ведь в 1996 г., будучи помощником Ельцина, вы занимались тем же. Вспомните ваш ответ-признание западным журналистам после окончания 2-го тура президентских выборов. Это звучало примерно так: «Ничего плохого в том, что соперник Ельцина (Зюганов)не имел таких возможностей как его конкурент нет. Ведь и фашисты пришли к власти демократическим путем, с помощью выборов». Вопрос. Не считаете ли вы себя творцом нынешней антидемократии? Вам не стыдно за прошлые деяния?

– На самом деле правильный вопрос. Я писал об этом перед парламентскими выборами 1995 года. Тогда стало известно, что Минсельхоз перечисляет бюджетные деньги Аграрной партии. Я доложил Борису Николаевичу, и он дал контрольному управлению указание разобраться. Они разобрались, и дело должны были передать в прокуратуру, но прибежал Рыбкин и стал уговаривать Ельцина не делать этого. С прокуратурой Ельцин тормознул, но денежные каналы Аграрной партии перекрыли, и она не прошла в Госдуму. В чём была тогда ошибка? Такие расследования должны были бы предприниматься по всем партиям.

«СП»: – В патриотической прессе (и, кстати, на митингах) ходит такой слух, что тогда в 96-м Зюганов победил Ельцина, но отдал ему победу.

– Бред. В каком туре? Впервые слышу. Спросите Зюганова. Напомню, что тогда у администрации президента не было контроля над Избиркомом. Да, были определённые регионы, так называемый «красный пояс», которые традиционно голосовали за коммунистов, и я в день голосования отправлял туда десант наблюдателей. Нарушений там было что-то в районе 2%.

«СП»: – Вешняков был независим от президента?

– В какой-то мере зависел, но это не было взаимоотношением между «волшебником» и поклонником его таланта. Вспомните, разве были тогда такие несоответствия между протоколами, копии которых давали тогда всем желающим, и не было ограничения по наблюдателям, с итоговой таблицей?

«СП»: – Сергей Пантелеев, Ульяновск: Решится ли Израиль и США на войну с Ираном? И выступит ли Россия на стороне Ирана?

– Я небольшой специалист по внешней политике, так что, это соображение дилетанта. Не знаю про Израиль, но США не скрывает своих гнусных намерений. Что значит – Россия выступит на стороне Ирана? Пошлёт туда оружие, дивизии? Уверен, что нет, но вполне возможно, что наложит вето на какую-нибудь резолюцию Совета Безопасности, чтобы поставить американцев в неудобное положение и заставить их действовать без резолюции СБ. На это Россия может пойти.

«СП»: – Вопрос от Леонида: Есть ли надежда, что выбранный честно или нечестно Путин начнёт восстанавливать промышленность, армию, сельское хозяйство или разворовывание продолжится?

– Можно ли Путина избрать честно – сомневаюсь. Что касается остального, как мне говорят люди, которые по сей день хорошо знают интерьеры Кремля, Путин далеко не трудоголик. Да, по телевизору показывают, что он встретился с тем-то, с тем-то… Но эти встречи, в основном, поближе к местам его отдыха, дачам, Чёрному морю. Мне трудно представить его как активно работающего политика. Да, в международных делах он проявляет активность, ездит, встречается, но реально тяжёлая работа в России – это вряд ли. Мне рассказывали, что даже, если его приближённые приходят к нему и говорят, вот у нас спор между этим и этим вариантом, он говорит: вот идите, договоритесь и мне доложите. Вот его управленческий стиль. По поводу честного избрания Путина это вряд ли… Кривая его популярности пошла вниз, и это будет ускоряться, но вряд ли нам сообщат точные цифры, которые будут известны в конце февраля. Сейчас он приближается к следующей ситуации – к проблеме победы в первом туре. Если появится второй тур, то даже путинская мобилизация не поможет, и он проиграет.

«СП»: – А Марат Гельман считает, что власти для демонстрации её легитимности как раз нужен второй тур.

– Ну, это мнение пиарщика, который рассказывает, как было бы красиво выиграть выборы.

«СП»: – На этих выборах от партий будет меньше наблюдателей?

– Ну, да. Они уже своё получили, хотя, у них есть заинтересованность, чтобы их кандидаты – Жириновский, Зюганов и т.д. победили. Может, эти соображения простимулируют их выделить наблюдателей.

«СП»: – А вы считаете, что эти товарищи действительно хотят возглавить страну, взвалить на себя всю эту ответственность? По-моему, они полтора десятка лет только делают вид, что хотят на этот пост, а на самом деле им и так хорошо.

– Нет-нет. Все же понимают смысл игры. В определённые моменты они действительно участвовали в имитации, потому что тогда было убеждение, что всё равно проголосуют за ставленника власти. Сейчас ситуация другая, политики же они как мухи. Знаете, как у мухи глаз устроен? Он не реагирует на статичный объект, но если что-то зашевелилось… Так же и глаза политика, только началось шебуршание, они уже, ага, рейтинг Путина начал падать, и они уже как шакалы готовы валить Акеллу…

«СП»: – Василий интересуется: У трёх президентов появилась новая игрушка – Евразийский Союз. Имеет ли будущее этот проект, учитывая, что Беларусь в нём самое слабое звено?

– Мы сделали одновременно два непонятных шага, с одной стороны, вступили в ВТО, а с другой, договорились с двумя странами о едином таможенном союзе, при этом, как я помню, Белоруссия не состоит в ВТО. И в этом смысле получилась нелепая конструкция – с одной стороны, мы должны соблюдать подписанные договоры с ВТО, а с другой, договоры по Евразийскому Союзу.

«СП»: – К тому же, Украина отказалась вступать в Евразийский Союз на том основании, что она в ВТО. Если Путин пригласит вас советником, пойдёте?

– Нет. Я согласился пойти работать чиновником (к Ельцину), что никогда не входило в мои планы, потому, что меня позвали туда друзья-единомышленники Юрий Батурин, Пихоя, Костиков. Мне с ними было комфортно. Нас штатные чиновники называли «яйцеголовые», но у нас с ними никогда не было конфликтов. Так что, тогда я пошёл в компанию единомышленников, а сейчас это исключено.

«СП»: – Как вам недавняя ситуация с Ивашовым? Напомним, ЦИК отказал ему в регистрации потому, что свою заявку он подал 5 декабря, в 17.00, а собрание по его выдвижению состоялось, как и положено по закону, через 5 дней, 10 декабря, но в 13.00. Четыре часа разницы ЦИК счёл нарушением, и снял Ивашова с предвыборной гонки.

– Это происходит систематически, они абсолютно произвольно трактуют ограничительные нормы, вот в данном случае эти нормы расширили до четырёх часов, а может быть, они их расширят до минут или до секунд. Это ничего не меняет, если нужно, они откажут.

«СП»: – Неужели они испугались, что придёт Ивашов и всех победит?

– Они боятся появления в кукольном театре Буратино. В кукольном театре должны быть только те куклы, которых за ниточку дёргает режиссёр Барабас, а Ивашов в данном случае выступил в роли Буратино, без ниточки. Вот его и убрали. Буратино не предусмотрен в этом спектакле.

«СП»: – Вчера у нас в гостях был астролог Глоба, и он высказал сомнение, что Медведев станет премьером надолго.

– Да, эта тема сейчас обсуждается. Я, не глядя на звёзды, выскажу более радикальную точку – я вообще не уверен, что Медведев станет премьером.

«СП»: – Ещё есть мнение, что Путин может предложить пост премьера Прохорову.

– Да, есть разговоры и по этому поводу. Если протестные настроения будут нарастать, Путину нужно на них как-то отвечать, и один из возможных ответов – предложить привлекательного премьера (Прохорова) для протестующих групп людей. Но, чтобы набрать большее число голосов, это нужно делать до дня голосования.

«СП»: – Спасибо, что пришли и ответили на вопросы наших читателей!

– И вам спасибо. Мне понравились вопросы и ваши, и читателей сайта.

«СП»: – На митинг в субботу 24 декабря пойдёте?

– Пойду…

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Код для вставки всех частей на сайт или в блог:svpressa.ru: «Власть потеряла девственность, не приходя в сознание»
Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

svpressa.ru

Добавить комментарий

XHTML: Теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>